Новости
26 марта 2018, 11:33

Юристы должны добиваться отмены правового популизма в России — эксперты

10:48 22/03/2018 Профессиональное юридическое сообщество должно добиваться отмены правового популизма, когда не разбирающиеся в праве люди формируют определение справедливости судебного решения и репутацию судебной системы в целом. Эксперты дискуссионного клуба имени Замятнина отмечают, что дилетантские рассуждения на правовые темы дезориентируют общество, в том числе у населения возникает ошибочное представление о роли и работе суда. Правовая сфера является наисложнейшим механизмом, который находится в постоянном развитии, и оценивать успешность этого процесса должны профессионалы, а не обыватели, отмечают эксперты. В то же время представители Верховного суда РФ признали, что в правовой сфере существует ещё ряд атавизмов - как, например, мизерные компенсации морального вреда - которые также могут влиять на создание негативной оценки деятельности суда обществом. Однако ВС РФ готов работать над такими проблемами. На сегодняшний день высший суд является единственным органом, который пытается в законодательном порядке добиться гуманизации и либерализации права. Эффективная система устранения ошибок Судья Верховного суда РФ в отставке Михаил Шалумов полагает, что проблема с негативным отношением к суду связана с попыткой оценить работу судьи в цифровом эквиваленте, чего допускать ни в коем случае нельзя. Он также отмечает, что нереальным запросом является полное избежание судейских ошибок: они есть и будут, главное, чтобы существовала эффективная система их выявления и устранения. Общество также заинтересовано, чтобы решения суда были справедливыми, но и у справедливости есть два полюса: есть обвиняемый, но есть и потерпевший, и закон говорит, что наказание несправедливое не только, когда оно чрезмерно суровое, а на это жалуются чаще всего, но и когда оно слишком мягкое, указывает эксперт. Он напомнил, что Верховный суд РФ в пленуме от 29 ноября 2016 года впервые сформулировал понятие справедливого судебного разбирательства. «Между прочим, по России в 2017 году только по основанию несправедливости назначенного наказания было отменено или изменено приговоров в отношении 2 тысяч 247 человек. Это около 9 процентов от общего числа осуждённых в отношении которых приговоры были изменены по другим предусмотренным законам основаниям», - подчеркнул Шалумов. Но в любом случае, по его мнению, работа судьи не должна оцениваться в цифровом эквиваленте, в том числе по показателям, какой срок был им назначен в наказание. Судья ВС в отставке сослался на практику Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который редко говорит, что несправедливо назначили именно такой срок, у ЕСПЧ чаще вопросы по процедуре: не предоставили защиту, лишили права на гарантии судопроизводства и т.д. «И тут я приведу ещё одно новаторское постановление (от 19 декабря 2017 года), где пленум закрепил право граждан на справедливый суд, которое реализуется в разумный срок, независимым, беспристрастным, компетентным судом при соблюдении принципа презумпции невиновности, равноправия сторон. И Верховный суд продолжит эту работу для того, чтобы ориентировать суды на обеспечение прав всех участников процесса при рассмотрении дел», — заверил Шалумов. Клуб имени Замятнина | Алексей Исаев От романтизма к рационализму Председатель Совета судей РФ Виктор Момотов отметил, что Верховный суд РФ является единственным органом, который лоббирует гуманизацию законодательства. При этом сами судьи, как члены социума, живут в атмосфере постоянной критики и негатива. «Современная система коммуникации позволяет влиять и на самих судей: они читают газеты, смотрят телевизор и переживают. И такое давление, создание негативной атмосферы нисколько не помогает улучшению судебной и правовой системы в общем. При этом, Верховный суд РФ сейчас является единственным, кто популяризирует либерализацию и гуманизации законодательства, особенно уголовного. Верховный суд понимает, что цель наказания не достигается репрессией или изоляцией от общества. Степень нашей зрелости достигла того, что мы понимаем, что исправление человека возможно и другими путями, не вырывая его из социума», — отметил Момотов. По его словам, все последние инициативы ВС направлены на то, чтобы сделать модель судоустройства более эффективной, от «романтичного характера» перейти к рациональному. Например, расширить категории споров, по которым возможно досудебное урегулирование конфликтов. При этом Момотов признал, что в правовой сфере ещё сохранен ряд атавизмов, который сам по себе несёт негативную оценку обществом. «Для нас привычной картиной являются мизерные компенсации морального вреда, потому что так исторически сложилось, что моральный ущерб не посчитать и такие страдания низко расценивались. Сейчас компенсации 10, 15, 25 тысяч рублей — справедливо ли это? А я думаю, что мы подошли к тому, что она должна быть большой — соразмерной причинённым страданиям, тогда общество само придёт к выводу, что решение справедливое», — полагает председатель Совета судей РФ. Сложнейшая, а не примитивная материя В России настала пора, когда профессиональное юридическое общество должно добиться отмены правового популизма — каких-то поверхностных рассуждений, когда сложные правовые споры и дискуссии, сложнейший выбор правовых векторов развития превращается в набор ничего не значащих лозунгов от неспециалистов, отмечает профессор юридического факультета МГУ им Ломоносова Леонид Головко. Он напомнил, что ещё несколько лет назад такая же картина наблюдалась в экономической сфере, но специалистам этой области удалось доказать, что их тема не является доступной любому человеку, без соответствующего опыта и знаний. Профессор отмечает, что дилетантские рассуждения не только очерняют представления о юристах, судах и праве в целом, но и мешают нормальной дискуссии, которая помогает развиваться и науке, и практике. «Дискуссия о праве должна приводить к позитивным и конструктивным результатам, а не когда просто вбрасываются непонятные лозунги. Конечно, в результате непонятны ожидания от суда. Естественно, в такой ситуации ничего кроме негативного представления о юристах и судах не возникает. Общество должно понять сложность судебной деятельности, как поиска справедливости, общество должно понять сложность механизма действия правовых институтов, как средства достижения справедливости», — отмечает Головко. Доктор юридических наук также затронул проблему позиционирования роли суда в государстве, которая постоянно подвергается нападкам. «Очень сложно позиционировать в нынешних условиях роль суда в государстве, ведь суд это часть государственной власти, это не оппозиционная власть. В такой ситуации, с одной стороны, суд должен быть независим, а с другой стороны, он продолжает оставаться элементом государства. Это очень сложная конструкция, которая не работает на уровне лозунгов, а работает на четких механизмах настройки», — указывает Головко. Он отмечает, что профессиональное сообщество готово объяснять населению и сложность, и логику права и судебных решений, но при этом у самого социума должно быть понимание, что право является не примитивной материей, а сложнейшей. Дезориентация общества Проблема заключается в том, что на уровне массового сознания возникает фундаментальная проблема непонимания назначения суда: суду приписывают чужие роли и функции, считает руководитель пресс-службы Верховного суда РФ Павел Одинцов. «Суд часто не расценивается как правоприменитель, который действует в рамках существующего закона. Часто суд путается с системой предварительного следствия и системой исполнения судебных наказаний - все это в массовом сознании воспринимается как судопроизводство вообще. Например, подавляющее большинство жалоб в ЕСПЧ — это жалобы на неисполнение судебных решений или жалобы на условия содержания под стражей— оба вопроса не относятся к компетенции суда», — отмечает представитель ВС РФ. По его словам, степень дезориентации общества такова, что у многих людей, которые становятся участниками процесса, возникает абсолютно неправильное представление о задачах судопроизводства. Также общество совершенно не воспринимает данность о том, что и у суда есть ограничения, наложенные законодателем, добавил Одинцов. Роль СМИ в формировании картины Эксперты не исключают ответственности СМИ за подобную дезориентацию, поскольку журналисты заняты не правовым ликбезом, а поиском наиболее курьезных, с точки зрения обывателя, дел. Ещё одна проблема — пресса не вникает в правовые особенности судебного решения и выносит суду свой собственный вердикт. И, наконец, на основе одного постановления даётся представление об общей картине. «В СМИ попадают наиболее яркие случаи, беда, что на этих случаях строят общую картину. Вот, например, в адвокатской среде вызвал резонанс случай, когда судья постановил на руках вынести адвоката из зала. Может мы отрицать, что такое было? Нет, такое судебное решение есть. Но нельзя на одном решении говорить, что это тенденция. Должно быть понимание, что это эксцесс, которое и судейское сообщество тоже понимает, как эксцесс. Крайние точки зрения не должны качать отношение к правосудию в разные стороны», — считает советник Федеральной палаты адвокатов РФ Игорь Пастухов. Профессор МГУ им Ломоносова также отмечает, что у прессы нет времени и ресурсов изучать, справедливо ли было решение суда и оно раздаёт ярлыки по своим непонятным критериям. «Проблема громких случаев заключается ещё и в том, что никто не вникает в детали дела, при этом даётся оценка решения суда, но может решение абсолютно справедливое, просто проигравшая сторона им недовольна, а тот кто проиграл, критикует решение практически всегда. Но для критики надо понять решение, его суть, доказательства, на которых оно основывалось», — напоминает Головко. Член клуба, главный редактор РАПСИ Олег Ефросинин считает, что у СМИ нет специальной задачи в обязательном порядке критиковать судебную систему: решения судов в прессе как ругают, так и хвалят. Многие же аспекты — вникание в суть дела, громкие заголовки, определенная интонация сюжета или статьи — являются отголоском выбранной СМИ редакционной политики. «Иногда роль критики судебных решений не в том, чтобы добиться отмены конкретного постановления, а таким образом могут лоббироваться определенные интересы. Берётся случай, чтобы иллюстрировать необходимость определенной инициативы. Это сложная проблема, и тут редакция сама вырабатывает свою политику и этику. Конечно, перевирать решения ради красивого заголовка нельзя, это дезориентирует общество, но этот вопрос находится на совести и усмотрении каждого СМИ», — пояснил Ефросинин. Он также отметил, что в современном мире журналистам необходимо работать очень стремительно, поэтому, когда у них нет времени разбираться, они обращаются за комментариями, а оперативные правовые комментарии готовы давать только адвокаты. «Для нас адвокаты — благодатная среда, они отвечают на запросы быстро, они и сами в этом заинтересованны. У суда комментарий получить сложно, а чаще всего просто нельзя, ведь судья сам может впоследствии рассматривать именно это конкретное дело и тут возникает определенный тупик», — добавил главный редактор РАПСИ. Руководитель пресс-службы ВС РФ заключил, что журналисты все же должны избегать обывательских суждений о результатах работы суда. «Это далеко не уместно. Правовая сфера — это сложнейший механизм и в суде работают высококвалифицированные специалисты, а не дилетанты», — отметил Одинцов.









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg